Кировский юрист потребовал от Минфина заплатить по царским облигациям

«В мaртe 2017 гoдa, пeрeбирaя дoмaшний aрxив, я oбнaружил билeт гoсудaрствeннoгo втoрoгo внутрeннeгo пятипрoцeнтнoгo зaймa сeрии 15861 №8 oт 1866 гoдa. Пo нeму мoeму прeдку пoлaгaлoсь пoлучить 1 сeнтября 1920 гoдa двa рубля пятьдeсят кoпeeк. Oднaкo в 1917 гoду, то есть за три года до выплаты, случился форс-мажор в виде революции и смены строя, заем не был выплачен», — рассказывает «МК» Ярослав.

Напомним, указом от 1866 года были выпущены государственные облигации на 100 млн рублей под 5% годовых, которые продавались на внутреннем рынке. Номинальная стоимость ценных бумаг составляла 100 рублей со сроком погашения в 60 лет. При этом выплата процентов по купону осуществлялась два раза в год.

Найдя ценную бумагу «выдержкой» свыше 150 лет, кировский юрист подал запрос в современное Министерство финансов с вопросом, когда он может получить выплаты по госзайму. Однако ответ ведомства юриста не обрадовал — «никогда». Как пояснили в ведомстве, выплата невозможна, потому что данный заем был аннулирован с 1 декабря 1917 года Декретом от 21 января 1918 года. Дело в том, что пришедшие к власти большевики отказалась отвечать по долгам царской России. В результате выпущенные ранее бумаги попросту потеряли свою ценность.

Однако Михайлов остался не удовлетворен ответом Минфина. «Ответчик должен «произвести выплаты в связи с тем, что фактически имело место правопреемственности между Российской империей — СССР — Российской Федерацией», — говорится в административном исковом заявлении (копия имеется в распоряжении «МК»).

На этой царской облигации 1866 года Ярослав Михайлов хочет заработать почти 100 тысяч современных рублей.

По словам юриста, Конституция РФ также декларирует преемственность. «В преамбуле Конституции Российской Федерации имеется ссылка на историческую ответственность. Тем не менее эти приложения не были приняты», — сообщается в иске.

В качестве примера истец напомнил, что после распада СССР Россия взяла на себя обязательства по возврату царских долгов французским держателям облигаций. «Если Россия готова рассчитываться по царским долгам с иностранцами, то почему она не может вернуть деньги своим гражданам?» — сетует кировчанин.

Между тем сам Михайлов оценивает сумму, которую ему задолжал Минфин, в 97 311,81 рубля. Из них 1795 рублей — сумма займа и проценты по нему за 60 лет, 51 284,28 рубля — проценты за пользование чужими денежными средствами, 1795,13 рубля — пени, 10 000 рублей — компенсация за моральный ущерб. Все вместе это составляет 64 874,54 рубля. К тому же, как полагает Михайлов, Минфин обязан выплатить штрафные санкции в размере половины цены иска, что составляет 32 437,27 рубля. Отсюда и набежал почти 100-тысячный итог.

Как говорится, губа не дура. Но столичные коллеги Михайлова не сулят положительного исхода дела. «Согласно пункту 5 Декрета от 1918 года, малоимущие граждане, владеющие аннулируемыми государственными бумагами внутренних займов на сумму не более 10 тыс. рублей, получают взамен именные свидетельства нового займа РСФСР на аналогичную сумму. То есть предки юриста, от которых он эти облигации унаследовал, имели возможность обменять бумаги аннулированного займа на бумаги уже нового займа. По ним юрист имел больше шансов получить выплаты, но его предки, очевидно, этого обмена не произвели», — поясняет «МК» член Адвокатской коллегии Москвы Михаил Черба.

По его мнению, ссылка на выплаты французам также некорректна. «Это было единичное решение и по конкретному случаю, а не всеобъемлющее решение по выплате всех долгов царской России. Считается, что это жест доброй воли, что вполне справедливо, поскольку французские держатели облигаций не добивались через суд выплат (что, к слову, могли бы сделать), да и сроки давности по сделке уже истекли», — поясняет эксперт.